Как я с мозгом поссорился

Для выходного дня проснулся я необычайно рано. Вылез из под одеяла. Поёжился от утренней прохлады. Тупо взглянул на часы, но с первого раза времени не понял. Тряхнул головой, прищурился, будто близорукий, и посмотрел еще раз. Было семь утра.

Мозг медленно стал раскочегаривать мыслительные котлы. Подтягиваясь, разминая извилины, выдавал в процессе разминки разный хлам, хранящийся на чердаке сознания, надеясь, что именно это мне сейчас нужно: то матерные стишки из подросткового возраста; то частушки, с не менее нецензурным содержанием; то, бросаясь из одной крайности в другую — гимн Украины, а следом за ним гимн СССР. Но всё было не то…

— Ну? Может быть, вот это тебя взбодрит? — спросил мозг и выдал стихи Жени Бильченко:

Как степи ковыльным гулом,
Стенают трембитой горы.
Хоронит гуцул гуцула.
Хоронит шахтер шахтера.

— Нет, — отвечаю, — это сейчас не нужно. Слишком мрачно. Суббота за окном — шаббат! Солнышко! Какое, нафиг, хоронит? Свихнулся, что ли? Нужно что-то повеселее!
— Хм, — задумался мозг, — тогда, может быть, вот это:

Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей, крича,
Сшибаясь, рубятся с плеча.
Бросая груды тел на груду…

— Боже?! Что это?
— Это? — удивился мозг. — Это Пушкин. Александр Сергеевич. Классик. Светоч русской поэзии.
— А ну, повтори, что ты там выдал.

Мозг повторил.

— Вроде бы действительно Пушкин. Но что-то здесь не то…
— Что не то? — удивился мозг.
— Это вроде как Пушкин… Но разный…
— Где же разный? Одинаковый! Пушкин, он и в Африке Пушкин.
— В Африке? Забавно! Особенно принимая его происхождение. И, всё же, что-то здесь не так… Повтори еще раз.
— Повторять — скучно. Держи так:

Смешались кони, люди в груду,
Шары чугунные повсюду
Меж ними прыгают, разят,
Прах роют и в крови шипят.

— Хм, так уже лучше. Хотя… тоже что-то не так!
— Не так! — уверенно ответил мозг. — Но что?

Я попытался задуматься. Но думать я мог только мозгом, а он, мерзавец, никак делать этого для меня не хотел: мол, сам-сам — без меня справляйся!

Я, было, пытался его заставить. Но никак не получалось. Даже ушной палочкой в ухе поковырял — думал, если пощекочу его сбоку — он сдастся. Но мозг оказался стойким бойцом и сведений под пыткой ушной палочкой не выдал! Только в ухе чесаться начало.

«Смешались кони, люди… в груду? Нет. Не в груду… а во что? Груду…. в кучу! Смешались в кучу кони, люди,- соображал я, — что же это? Откуда?»

А мозг тем временем продолжал глумиться:
— Люди… Кони… В груду…
— Ну, хватит уже, — взмолился я.
— Нет! — издевался мозг. И снова, — прыгают, разят, прах, шипя-я-ят…
— Прекрати! — взревел я, да так громко, что в полке испуганно зазвенели рюмочки.
— Но ты же хотел, чтобы было весело! — ответил мозг и вновь продекламировал те же строки.

Я зажал уши ладонями и стал кричать: «Бе-бе-бе-бе-бе-бе».

В дверь позвонили.
— Ну, слава богу! — облегченно сказал я и пошел открывать.- Кто там?
— Это соседка.
Я открыл.
— Алексей, у вас всё в порядке?
— Вроде да… А что?
Она опасливо вытянула шею и заглянула через меня в квартиру.
— Просто, вы громко кричали. А сейчас еще восьми нет. Выходной. Я подумала, что у вас неприятности и нужно полицию вызывать.
— Смешались кони, люди в груду, — издевательски шипел мне изнутри мозг.
— Заткнись! — прошипел я в ответ.
— Не поняла, — удивилась соседка.
— Простите, это я не вам.
— А кому?
— Эммм… Не важно. Вы что-то хотели?
— У вас точно всё в порядке?
— Люди… Кони… Шары… Шипяяяят в крови-и-и, — зловеще гундосил мозг.
— Да ты зае..ал! — не выдержал я.

Соседка отпрянула. Выкатила глаза. Побагровела. И, срывающимся в истерику голосом, ответила:
— Что вы себе позволяете? Совсем с мозгами поссорились?!
— Простите, это я не вам… Хотя, в целом… в некотором роде… действительно поссорился… и он… — стал извиняться я.

Но соседка уже направилась к своей квартире. Тогда я собрал всё мужество и крикнул ей вослед:
— Смешались в кучу кони, люди — откуда это?

Она остановилась в дверях, на мгновение замерла, потом обернулась, и, гневно зыркнув, ответила:
— Бухать меньше надо! Это Лермонтов! Бородино!

И громко хлопнула дверью.

— Ну-у, во-от. — разочарованно произнес мозг. — Так не интересно! Это запрещенный прием! Удар ниже мозжечка. Ты бы еще в гугле посмотрел!
— Дурак ты, — ответил я мозгу и пошел заваривать чай.

 

22 октября 2018