Как я с мозгом поссорился

Для выходного дня проснулся я необычайно рано. Вылез из под одеяла. Поёжился от утренней прохлады. Тупо взглянул на часы, но с первого раза времени не понял. Тряхнул головой, прищурился, будто близорукий, и посмотрел еще раз. Было семь утра.

Мозг медленно стал раскочегаривать мыслительные котлы. Подтягиваясь, разминая извилины, выдавал в процессе разминки разный хлам, хранящийся на чердаке сознания, надеясь, что именно это мне сейчас нужно: то матерные стишки из подросткового возраста; то частушки, с не менее нецензурным содержанием; то, бросаясь из одной крайности в другую — гимн Украины, а следом за ним гимн СССР. Но всё было не то…

— Ну? Может быть, вот это тебя взбодрит? — спросил мозг и выдал стихи Жени Бильченко:

Как степи ковыльным гулом,
Стенают трембитой горы.
Хоронит гуцул гуцула.
Хоронит шахтер шахтера.

— Нет, — отвечаю, — это сейчас не нужно. Слишком мрачно. Суббота за окном — шаббат! Солнышко! Какое, нафиг, хоронит? Свихнулся, что ли? Нужно что-то повеселее!
— Хм, — задумался мозг, — тогда, может быть, вот это:

Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей, крича,
Сшибаясь, рубятся с плеча.
Бросая груды тел на груду…

— Боже?! Что это?
— Это? — удивился мозг. — Это Пушкин. Александр Сергеевич. Классик. Светоч русской поэзии.
— А ну, повтори, что ты там выдал.

Мозг повторил.

— Вроде бы действительно Пушкин. Но что-то здесь не то…
— Что не то? — удивился мозг.
— Это вроде как Пушкин… Но разный…
— Где же разный? Одинаковый! Пушкин, он и в Африке Пушкин.
— В Африке? Забавно! Особенно принимая его происхождение. И, всё же, что-то здесь не так… Повтори еще раз.
— Повторять — скучно. Держи так:

Смешались кони, люди в груду,
Шары чугунные повсюду
Меж ними прыгают, разят,
Прах роют и в крови шипят.

— Хм, так уже лучше. Хотя… тоже что-то не так!
— Не так! — уверенно ответил мозг. — Но что?

Я попытался задуматься. Но думать я мог только мозгом, а он, мерзавец, никак делать этого для меня не хотел: мол, сам-сам — без меня справляйся!

Я, было, пытался его заставить. Но никак не получалось. Даже ушной палочкой в ухе поковырял — думал, если пощекочу его сбоку — он сдастся. Но мозг оказался стойким бойцом и сведений под пыткой ушной палочкой не выдал! Только в ухе чесаться начало.

«Смешались кони, люди… в груду? Нет. Не в груду… а во что? Груду…. в кучу! Смешались в кучу кони, люди,- соображал я, — что же это? Откуда?»

А мозг тем временем продолжал глумиться:
— Люди… Кони… В груду…
— Ну, хватит уже, — взмолился я.
— Нет! — издевался мозг. И снова, — прыгают, разят, прах, шипя-я-ят…
— Прекрати! — взревел я, да так громко, что в полке испуганно зазвенели рюмочки.
— Но ты же хотел, чтобы было весело! — ответил мозг и вновь продекламировал те же строки.

Я зажал уши ладонями и стал кричать: «Бе-бе-бе-бе-бе-бе».

В дверь позвонили.
— Ну, слава богу! — облегченно сказал я и пошел открывать.- Кто там?
— Это соседка.
Я открыл.
— Алексей, у вас всё в порядке?
— Вроде да… А что?
Она опасливо вытянула шею и заглянула через меня в квартиру.
— Просто, вы громко кричали. А сейчас еще восьми нет. Выходной. Я подумала, что у вас неприятности и нужно полицию вызывать.
— Смешались кони, люди в груду, — издевательски шипел мне изнутри мозг.
— Заткнись! — прошипел я в ответ.
— Не поняла, — удивилась соседка.
— Простите, это я не вам.
— А кому?
— Эммм… Не важно. Вы что-то хотели?
— У вас точно всё в порядке?
— Люди… Кони… Шары… Шипяяяят в крови-и-и, — зловеще гундосил мозг.
— Да ты зае..ал! — не выдержал я.

Соседка отпрянула. Выкатила глаза. Побагровела. И, срывающимся в истерику голосом, ответила:
— Что вы себе позволяете? Совсем с мозгами поссорились?!
— Простите, это я не вам… Хотя, в целом… в некотором роде… действительно поссорился… и он… — стал извиняться я.

Но соседка уже направилась к своей квартире. Тогда я собрал всё мужество и крикнул ей вослед:
— Смешались в кучу кони, люди — откуда это?

Она остановилась в дверях, на мгновение замерла, потом обернулась, и, гневно зыркнув, ответила:
— Бухать меньше надо! Это Лермонтов! Бородино!

И громко хлопнула дверью.

— Ну-у, во-от. — разочарованно произнес мозг. — Так не интересно! Это запрещенный прием! Удар ниже мозжечка. Ты бы еще в гугле посмотрел!
— Дурак ты, — ответил я мозгу и пошел заваривать чай.

 

22 октября 2018

Эссе о соседях. С эпиграфом и эпилогом.

Эпиграф:

«Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было…
Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны,
из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота.
Ну, легкомысленны… ну, что ж… обыкновенные люди…
в общем, напоминают прежних…
квартирный вопрос только испортил их…» —
Воланд.

 

Сижу дома. Пью чай. Стучат. Открываю. Соседка пришла.
— У Вас не найдется минутки? Помогите, пожалуйста. Нужно картину повесить, а я сама не умею.
Взял молоток. Сходил. Помог.

Сижу дома. Пью чай. Стучат. Открываю. Соседка пришла.
— Помогите, пожалуйста. Кран течет, а я не знаю где перекрыть.
Взял ключ. Сходил. Помог.

Сижу дома. Пью чай. Стучат. Открываю. Опять соседка.
— Помогите, пожалуйста. У меня компьютер заглох.
Взял отвертку. Сходил. Помог.

Сижу дома. Пью чай. Стучат. Беру молоток, гвозди, разводной ключ, отвертку, переодеваю обувь, открываю. Это почтальон принес заказное письмо.

Прочитал письмо. Собрал с сушилки белье. Иду к соседке. Стучу. Открывает.
— Добрый день. Помогите, пожалуйста. Нужно белье погладить, а я сам не умею.
Смотрит как на идиота. Закрывает дверь.
Эпилог
Сижу дома. Пью чай. Стучат. Думал — письмо. Но нет! Соседка пришла.
— Помогите, пожалуйста, лампочку заменить.
Посмотрел на нее печально. Три секунды помедлил. Взял стремянку и пошел менять. А что делать? Ведь соседей не выбирают.

Одесса, 14 октября 2018